Click to order
Cart
Total: 
Your Name
Your Email
Your Phone
Call Close
Оставьте ваш номер, и в ближайшее время мы свяжемся с вами!
Или вы можете не ждать, и позвонить нам:
+7 (495) 662 - 82 - 05
*Отправляя свои данные, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, согласно 152-ФЗ
Директор департамента Минфина Алексей Сазанов о последних изменениях в налогообложении нефтяной отрасли
04 АПРЕЛЯ 2019
В своем интервью агентству "Интерфакс" директор минфиновского департамента налоговой и таможенной политики Алексей Валерьевич Сазанов ответил на ряд вопросов, касающихся нового налогового режима для предприятий топливно-энергетического комплекса. Сегодня уже можно подводить первые итоги завершения "налогового маневра", заключавшегося в повышении налога на добычу полезных ископаемых при одновременном снижении экспортной пошлины на нефть.
По словам Алексея Валерьевича, никаких особых изменений налоговой нагрузки в данном секторе не произошло, и жалоб не зафиксировано – впрочем, как и ожидалось. Рынок остается стабильным, роста цен не случилось. Единственный момент, который может еще потребовать небольшой "отточки" – это демпферная компонента, но, по словам Алексея Сазанова, как раз сейчас в Минфине ее дорабатывают.

Некоторые представители нефтяной отрасли, правда, указывали, что обратный акциз на нефть и демпферная компонента в январе стала для них налогом, который им пришлось уплачивать вместо компенсации. Сама формула обратного акциза была согласована Минфином не только с Министерством энергетики, но и самими нефтяными компаниями. Означает ли она для компаний компенсацию или же налог, зависит от определенных условий, и в январе – говорит глава департамента налоговой и таможенной политики – сложилась как раз такая. Разница между ценой бензина и ценой на нефть ("крэк-спрэд") сократилась, снизился "нетбэк" (рыночная цена нефти у конечного потребителя минус стоимость ее поставки от места производства), и именно поэтому компаниям пришлось доплачивать в бюджет раньше, чем ожидалось.

Сколько именно – сказать пока можно лишь на основе данных за январь, потому что февральские пока не известны. Как говорит Алексей Сазанов, в январе из бюджета нефтяникам было направлено 10,7 млрд. р. по демпферу на дизельное топливо, а нефтяные компании заплатили в бюджет по демпферу на бензин 10,1 млрд. р. – то есть, если брать всю отрасль нефтепереработки в целом, она по итогу выиграла 600 млн. Согласно прогнозам Минфина, в феврале обратный акциз с демпфером будет отрицательным, как и в январе - то есть это бюджет опять доплатит компаниям, а не наоборот. Сказать про март пока возможности нет, поскольку рыночная котировка еще не сложилась - заявил представитель министерства.

В этой связи возникает вопрос: если компенсации по демпферу на дизельное топливо перекрыли выплаты по демпферу на бензин, что стало причиной недовольства нефтяных компаний, и почему они призывали скорректировать формулу? В ответ на это Алексей Сазанов признал, что формула действительно содержала один изъян: в определенном диапазоне цен на нефть (около 60 долларов/баррель) демпфер недостаточно компенсировал нефтяным компаниям потери от поставки топлива на внутренний рынок. Для исправления недочета решено было скорректировать целевые цены на бензин в формуле расчета демпфера с 56 тыс. р. за тонну до 51 тыс. р., а по дизельному топливу – с 50 тыс. за тонну до 46 тыс. за тонну, а также отказаться от фиксированных надбавок в 5600 р. за тонну и 5000 р. за тонну по бензину и дизельному топливу (соответственно), которые ранее использовались, если цена экспортной альтернативы превышала целевую.

Все "шероховатости" в результате были устранены. Другой вопрос – насколько снижение индикативных цен в формуле демпфера сказалось на потерях бюджета от этой корректировки? Алексей Сазанов здесь отмечает, что при обсуждении корректировок выпадающие бюджетные расходы пока в расчет не принимались, но оценил их величиной от 120 до 190 млрд. р. Однако Министерство финансов, как об этом заявлялось ранее, будет и далее настаивать на компенсации этих выпадающих доходов, просто пока не решено, в какой именно форме это будет реализовано.

Чистая прибыль нефтяной отрасли в прошлом году составила более 3 трлн. р., а прогноз на следующий год – уже 3.2 трлн. р. Алексей Сазанов посетовал, что нефтяники при этом не пообещали им никаких инвестиций на строительство новых буровых скважин или нефтеперерабатывающих установок – ничего. Достаточно странная ситуация. Минфин считает, что компенсация выпадающих в результате корректировки демпфера доходов должна быть стопроцентной, только готовых вариантов этого, как отмечалось выше, пока нет.

Поделился Алексей Сазанов и кое-какими комментариями относительно внедрения нового налогового режима с НДД (налога на добавленный доход). Говорить пока приходится лишь о самых первых, к тому же предварительных результатах, поскольку отчетный период по этому налогу – один квартал, и он еще даже не закончился, деклараций нет. Глава департамента Минфина затруднился на данный момент назвать даже примерный объем нефтедобычи, подпадающей под НДД, но отметил, что, кроме чисто технических нареканий, концептуальные претензии к режиму пока отсутствуют.

А что касается дальнейшего расширения НДД путем увеличения лимитов по запасам четвертой группы с нынешних 150 млн. тонн или объемов суммарной добычи нефти по пилотным проектам третьей группы месторождений с текущих 15 млн., то такие разговоры идут постоянно. Алексей Сазанов отмечает, что НДД позволяет нефтяным компаниям зарабатывать больше, чем при режиме "НДПИ + пошлина", поэтому им всегда будет хотеться перейти на НДД, и предложения о расширении лимитов продолжат поступать.

Подпишитесь на наши новости
Будьте в курсе всех актуальных анонсов, новостей и акций НП НОВАК
*Отправляя свои данные, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, согласно 152-ФЗ
Made on
Tilda